ХРАМ АЛЕКСИЯ МЕЧЁВА В ВЕШНЯКАХ

РПЦ, Московская городская епархия

Слово свщмч.Сергия Мечева в день Богоявления

2307

«Днесь Владыко прииде освятити естество водное…»

2307

Так святая Церковь воспевала ныне на девятой песни канона. Настоящий праздник, как говорит одна из стихир предпразднества Богоявления, есть праздник славнейший по сравнению с прошедшим праздником Рождества Христова: «Светел убо мимошедший праздник, светлейший же, Спасе, приходящий», –  и указывает дальше, почему: «он Ангела имеяше благовестника и сей Предтечу обрете предуготовителя. Он  кровем изливаемым, яко бесчаден, рыдаше Вифлеем, и сей водам благословенным многочадна познавается купель. Тогда звезда волхвом возвести, ныне же Отец миру Тя показа…»1.  Если там звезда показует вертеп, то здесь Сам Отец показует Своего Сына: «Сей есть Сын Мой возлюбленный» (Мф.3, 17).

Богоявление – это праздник откровения тайн Божиих, и не только тайн Божиих, но и тайн того мира, в котором мы живем.

Человек не может быть оторван ни от мира видимого, ни от невидимого, ибо он стоит на грани того и другого, ибо он создан от земли, из вещества, из твари видимой и тленной, но в него вложена душа, дух ангельский; как говорит один из святых отцов, это есть ангел во плоти. Человек совмещает в себе оба мира, соединяясь с одним своим видимым телом, восходя к другому через свой невидимый бессмертный дух.

Мы слышали в предпразднственной службе Рождества, что Христос идет человека, падшего на землю, снова возвести на небо.

Человек не оторван от видимой природы. Днесь открывается тайна Богоявления, а также и тайна освобождения Христом от греха не только человека, но и всего мира. Христос явился, как воспевали мы в эти предпразднственные дни, облечь человека в первую одежду, в ту одежду, в которую облечен был первый человек при творении и о которой говорит Великий канон Андрея Критского: «Раздрах ныне одежду мою первую, юже ми истка Зиждитель изначала, и оттуду лежу наг». Но этого мало: «Христос явися, всю тварь хотя обновити»2.

Эта неотделимость человека от твари проходит через все богослужение. Сегодня еще мы молились: «Помилуй нас и мир Твой…» Мы в христианском сознании не отделяем себя от того мира, в котором живем, и Христос явился на Иордан не только для того, чтобы восстановить падшее человеческое естество, но и обновить всю тварь через естество водное. «Ты во Иордане крещься, Спасе наш, воды освятил еси, дланию раба рукополагаемый, и страсти мира исцеляяй»3.

Но почему именно через воду освящается мир?

Вода с самых первых дней творения является одухотворяющим, освящающим естеством.

Еще не было мира, а Дух Божий носился над водами, как над самым чистым.

Господь создал воду для того, чтобы ее положить освящающим, очищающим, оживотворяющим естеством. Водою был потоплен грех при Ное, водою же была попалена жертва, принесенная праведником. Через воду в Ветхом Завете совершалось очищение. «И окроплю вас чистою водою, – говорит пророк Иезекииль, открывая тайну духа, – и вы очиститесь от всех скверн ваших, и от всех идолов ваших очищу вас. И дам вам сердце новое и дух новый дам вам»(Иез. 36, 25–26).

Водное естество освящается для того, чтобы через себя освятить прежде всего человека. Каждый из нас при духовном рождении освящается Иорданским крещением, ибо Иорданским освящением освящается вода для таинства Крещения.

Но этого мало. Не только человек очищается водою при рождении, но через то же водное естество освящается и вся природа.

Человек лишь венец творения, высшая точка его, и все, на что накладывает он свою греховную печать, заражается тем же грехом. Через человека находится во грехе вся природа. «Тварь с нами совоздыхает и соболезнует даже доныне» (Рим. 8, 22), – говорит апостол Павел. Поэтому Господь освятил водное естество, чтобы через него освятить и всю природу.

Мы совсем забываем, насколько тесно мы связаны с миром горним, с ангелами и святыми, забываем об этой связи, без которой нет и Церкви нашей, без которой не можем ни совершать богослужения, ни надеяться на вечную жизнь.

И с миром дольним мы также не чувствуем связи. Мы считаем, что существует отдельно человек и природа. В лучшем случае мы еще признаем, что природа живет, что живут растения и животные, так как это уже трудно отрицать. Но мы утеряли то, о чем надлежало бы знать: Бог сотворил мир, Он есть Жизнь и все, сотворенное Им,  Им  живет – или Бога нет вовсе. Бог в творении прежде всего является как Жизнь, и это для нас, верующих, открывается именно сегодня, когда мы предстоим здесь вместе с Иоанном Крестителем, которому воспевали, чтобы он встал с нами и запечатал бы наше пение, чтобы он снова возвел свой взор к Духу Святому и духовно соединился с нами при этом великом богослужении: «Руку твою, прикоснувшуюся пречистому верху Владычню, с нею же и перстом Того нам показал еси, воздежи о нас к Нему, Крестителю, яко дерзновение имея много, ибо болий пророк всех, от Него свидетельствован еси. Очи же твои паки, Всесвятого Духа видевшие, яко в виде голубине сошедша, воздвигни к Нему, Крестителю, и милостива к нам соделай, и прииди стани с нами, запечатлей пение и предначинаяй торжество»4. Сегодня праздник не только людей, которые при крещении получают одежду нетления, но и праздник всей природы, ибо и природа «да облечется в одежду свою первую», ибо и она живет и заражается от нас нашим грехом. Если каждый из нас, имея сознание, может и должен каяться и, каясь, как верит Святая Церковь, облекается в одежду нетления, то для природы также должно быть очищение от  того греха, который мы в нее вносим, и это очищение дается ей через великий праздник Крещения Господня, когда вся тварь через водное естество обновляется.

Одинаково и к горам, и к холмам, и светилам небесным, и к мраку, и инею, и к ангелам и к «человеков множеству» обращается Святая Церковь, призывая их «петь и превозносить Господа»5. Но высшую ступень в этом творении занимает человек, в особенности же те, кто прославлен – преподобные и праведные и смиренные сердцем.

Сегодня мы совершаем великое освящение воды, совершаем не только как люди, которые собрались в этом храме для того, чтобы здесь помолиться и вспомнить когда-то происходившее, вспомнить, что когда-то Господь пришел креститься от Иоанна. Церковь снова раскрывает нашу связь со всей природой. Вот этой связи мира видимого и невидимого, между человеком и стихиями, между человеком и миром мы, грешные, скверные, не чувствуем – и оттого-то мы так одиноки, оттого-то мы не понимаем того богослужения, которое совершаем.

Разве можно говорить, что есть человек и мертвая материя, когда водою совершаем мы таинство крещения – через эту воду, через материю, как через вещество, совершается рождение вновь, духовное рождение. Эта самая обыкновенная вода получает духовные дары благодати, она освящается, и через нее мы освящаемся. Другое великое таинство – миропомазание – совершается через миро. Миро – простое благоуханное вещество, но оно, освятившись, приобретает те свойства, которые дают нам, миропомазанным, дары Святого Духа. Вот хлеб и вино – освященные и предложенные, они являются как Тело и Кровь Господа, и они нас делают Телом Христовым, когда мы ими приобщаемся, как говорит Иоанн Златоуст.

Стало быть, эта связь наша с видимой природой так тесна, потому что все, что живет, живет как создание Божие, живет своим Творцом – Истинной Жизнью.

Нам надо в этот праздник освящения водного естества помнить, что человек стоит на грани двух миров:  мира невидимого, с которым он связан своей бессмертной душой, духом  (этот мир возводит нас к ангелам и бесплотным духам) и мира видимого – через тело свое, которое является проводником благодати Духа Святаго в душу и которое становится таким же бессмертным, как и душа, если мы живем во Христе. Мы – малый мир – носим в себе соединение двух великих миров.

В этот величайший день Церковь верует, что Господь снова крещается и обновляет Собою водное естество, и через то обновляется вся природа и получает снова свою одежду первую, какую и мы получили в крещении, но после грязными своими падениями, а затем Господь по милости Своей, через таинства покаяния и причащения снова сотворяет ее нетленной.

Наша величайшая обязанность в этот праздник – почувствовать свою связь с обоими мирами, с миром горним и миром дольним.

Эта вода, которая живет и несет в себе освящение, истинное нетление,  омывая нас «банею пакибытия» (Тит. 3, 5) в Таинстве Крещения, дает нам духовное рождение, освящает и неодушевленную и одушевленную тварь: и растения, и животных – всей  природу, которую человек в своей слепоте называет мертвой.

Мы должны помнить, что мы не отдельно существуем, что мы связаны с этим миром, как его венец, и что этот мир мы должны поднять до невидимого (Григорий Богослов), должны поднять до души прежде всего через свое тело; мир, лежащий во зле, должны мы очищать и не загрязнять вновь и вновь своим грехом.И

И в этот день не одиноки мы, не одни только собравшиеся здесь люди, но вся Церковь, видимая и невидимая –  и человек и ангелы – славят пречестное и великолепное имя Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Священномученик Сергий Мечев

Материнские заметки: детская радость Рождества

7f74c7d188235dea0b6cac8f158565a8--sibling-christmas-pictures-christmas-photos

Если не будете как дети,не войдете в Царство Небесное(Мф. 18: 3) 

рождество-библии-6607257

Когда увеличили число «новогодних» выходных, многие были против. Почему? Одни называли всем хорошо знакомые причины: «народ не умеет праздновать», «семь дней беспробудного пьянства», «дети останутся без надзора школы и детсада». В возражениях других слышалась тоска по будням: куда себя деть, когда почти две недели не надо ходить на работу?!
Конечно, церковный праздник для православного человека принципиально отличается от светских-советских. И поводом, и внутренним состоянием. Но бывает: и праздничный день наступил, и причастились, и стол накрыли, и даже гости пришли. А посидели, поели-выпили, но праздник все же не получился. Случалось?
Я не могу дать «рецепт праздника». Но по своему опыту я знаю, что именно дети возвращают нам то ощущение праздника, которое мы с годами (и с грехами) постепенно теряем.
 5e98e5e1c5212cf31a92fa494606abbd
Ведь своей безусловной верой и чистой радостью они и нас взрослых учат быть «как дети». Заставляют верить в бесчисленные условности праздника, к которым мы порой уже относимся скептически… Тем более что и праздник Рождества – это «детский» праздник, день рождения Божественного Младенца, просветившего мир.
В наш дом праздник приносят дети. И находясь рядом с ними, заботясь о них, кажется, и мы начинаем праздновать по-настоящему.
Наступает сочельник. Еще осенью мы с детьми набрали сухой травы. И теперь на белую скатерть выкладываем это сено. Потому что Господь родился на сене. О такой традиции мне рассказывала моя бабушка из Беларуси. Вот на это сено мы ставим большую красивую миску с сочивом. И едим все вместе из одной тарелки.
original
Конечно, у такого «варварства» есть и вполне обыденная причина: хочется под праздник поменьше мыть посуды, да и других дел хватает. Но все-таки как же это важно – хотя бы раз в год всей семьей поесть из одной тарелки! Попробуйте, сядьте с мужем-женой или с другом за такой стол. А когда дети прибегут на кухню и увидят на столе сено… Уверена: их восторг (выражается обыкновенно или воплями, или немым восхищением) передастся и взрослым, которые не умом, но уже сердцем, всем нутром своим смогут прочувствовать, что такое это сено, лежащее на столе. И когда вы станете рассказывать детям, что на такое вот сено Богородица положила Христа, вы расскажете об этом так, что и дети по-особому почувствуют, прочувствуют это.
LEgvU6W6dpY
На столе у нас не только сено. Раньше я ставила на стол икону Богородицы с Младенцем, но недавно мы с детьми смастерили вертеп – пещеру, внутри которой поместили (вырезали из открытки) Богородицу, Спасителя в яслях и старенького Иосифа. Перед вертепом горит маленькая свеча, а по обеим сторонам стоят игрушки-овечки.
В сочельник у нас уже наряжена елка – живая, с настоящим елово-рождественским запахом. И сколько бы ни было уже елок в магазинах и на улицах, эта елка – наша, у нас дома!
7f74c7d188235dea0b6cac8f158565a8--sibling-christmas-pictures-christmas-photos
Кроме игрушек, на веточках висят пряники. Их мы испекли за несколько дней до праздника. Мы – это я и дети. Кто-то из детей просеивал муку, кто-то отмерял ложками мед. А потом все из теста лепили фигурки, а самый маленький делал палочкой дырочки – чтобы потом продеть ленточку и повесить пряник на елку.
072c99330cc2de877032ba9e290df7d8
Ночью мы со всеми детьми – и с грудным тоже, к ужасу наших бабушек, – едем в храм. В нашем храме есть редкая возможность не только покормить, но и переодеть малыша. Конечно, помолиться удается меньше, чем прихожанам без детей: то маленький заплачет, то другой хочет поставить свечку, еще одному уже скучно и он готов спеть во время евхаристического канона «Отче наш». Или «Царю Небесный». Или колядку, которую недавно выучил. Но когда наконец-то выпадает пара минут для молитвы – она становится сугубой. Потому что не знаешь, когда еще раз получится сосредоточиться.
i (2)
После службы едем домой. По ночной Москве, расцвеченной огнями, с огромными украшенными елками. С причастием вас, детки! Поем ирмосы, колядки – до самого дома. С кем вы будете петь, если нет детей?!
А дома-то – самое интересное: в комнате под елкой лежат они. В разноцветной бумаге, с бантиками. Что это, пока неизвестно, но явно что-то очень хорошее, самое лучшее. И обязательно много-много сладостей, которые только сегодня можно съесть в неограниченном количестве. И можно сидеть на полу, окруженным всем этим счастьем, и продирать слипающиеся глаза…
Уже только выбирая подарок для ребенка, ты загораешься радостью – той, которую испытает «получатель сего». Такой радости, как от рождественского подарка в детстве, став взрослым, уже не испытаешь. Потом придет другая радость – радость подарить эту радость ребенку.
scale_1200 (2)
Когда я была маленькой, я ждала рождественских подарков с самого начала рождественского поста. Мы с братьями и сестрами всегда делились друг с другом заветными мечтами – что мы ожидаем увидеть в «своем» пакете под елкой. И когда мы возвращались домой после ночной службы… Как старшая, я брала ключи и бежала впереди остальных, прыгая через две ступеньки. Младшие оставались далеко позади. Открывала дверь, а в гостиной – мигает гирлянда на елке… Как она зажглась? Ведь когда мы уходили, огни не горели! Разве тут вспомнишь, что мама велела снять обувь. Подарки помечены – кому какой. И вот берешь свой пакет, а в нем… Честно говоря, не важно что. Важен был сам момент: подбежать к елке, найти свой подарок и с замирающим сердцем открыть его.
Мои родители каждый год обязательно клали под елку подарки. Даже тогда, когда совсем не было денег (о чем я узнала, уже став взрослой). Однажды, помню, прямо после рождественской литургии к маме подошла незнакомая женщина и дала пакетик с новыми игрушками. Наверное, еще и поэтому мои родители называли рождественские подарки «ангельскими». Да, в детстве мне подарки приносил ангел. Я узнала о «подлоге» рано, в девять лет. Мои же братья и сестры часто класса до шестого – седьмого свято верили в этого «ангела». Сейчас мне кажется, что у такой «системы» был свой плюс: какая горячая была молитва у ребенка, ожидающего к Рождеству самое заветное. Велосипед! Или конструктор! Или еще что-нибудь «жизненно необходимое». Я о желаниях своих братьев и сестер рассказывала маме, и она клала под елку именно «заветное».
Вы скажете: какая профанация молитвы и чуда! Но… Часто на дорогостоящие подарки у моих родителей не было средств, и всегда неожиданным образом все как-то устраивалось: оказывались либо деньги, либо сами подарки. И именно те, которых ждали. Господь или ангел нашей семьи посылал родителям возможность класть под елку все эти чудеса.
Конечно, рано или поздно ребенок узнает «правду». Но «развенчание ангела» может оказаться болезненее, чем разоблачение Деда Мороза. Если подарки принес не ангел, если вместо него – рынок в Лужниках и система оповещения родителей, то, может, ангелов нет в принципе?.. Пожалуй, лучше пусть будет развенчан Дед Мороз. Хотя и в таком случае разоблачен будет не только сам волшебный дедушка, но и родители. Ведь, по сути, они обманывали ребенка…
В своей семье я отказалась и от ангела-дарителя, и от Деда Мороза: подарки моим детям под елку кладем собственно мы, родители. Правда, внимание акцентируем не на дарителях, а на самих подарках. Мне кажется, что дети ничего важного от такой прозаичности не теряют.
Некоторые говорят, что Дед Мороз – это сказка, необходимая детям для того, чтобы они чувствовали праздник и научились верить. Вероятно, это нужно была советским детям, воспитанным в материализме и безверии. Если праздник (Новый год) – это всего лишь черта, отделяющая один год от другого, в честь чего и нарядили елку, то сказка нужна. И сказочный Дед Мороз тоже. Хотя бы для того, чтобы как-то связать смену года и елку. Но вот не было в дореволюционной России дедов морозов! Были ряженые, христославы, вертеп… Морозко был – как сказочный герой, такой же, как другие герои сказок. А детям подарки под елку клали родители, по крайней мере в тех сюжетах, о которых я знаю. Так что я пока не вижу большой катастрофы в отсутствии Деда Мороза. Может быть, потом откроется наша ошибка… Но это другая тема.
А у нас все еще рождественская ночь. Дети отрываются на пять минут от подарков – чтобы разговеться. Правда, рождественский стол, заваленный салатами, утками-индейками, студнем, сырами и прочими несказанными вкусностями больше привлекает родителей (сами знаете, полтора месяца поста!). Дети в основном разглядывают тот самый вертеп, фарфоровый храм и «заснеженный» домик, внутри которого горят фонарики… (Да и какой там язык в желе, если шоколад и печенье даже в волосах!) А потом уходят к своим игрушкам, чтобы через пятнадцать минут, уже на рассвете, заснуть в обнимку с железной дорогой, кукольными кроватками, пирамидками…
depositphotos_125855714-stock-photo-little-cute-blond-child-sleeping
Завтра мы пойдем в гости. С восьмиконечной звездой, чтобы сбивчиво спеть колядки. Как христославы. Может быть, когда дети подрастут, мы сможем по-настоящему ходить славить Христа, с мешком и даже с вертепом – маленьким кукольным театром. Но это наши мечты. Пока мы просто пойдем в гости. А еще вместе с друзьями нарядим детей пастухами и овечками и снова будем петь все те же колядки, дарить подарки и есть пряники с елки.
dvtzshhx4aef_gf.jpg-large
Вот так мы празднуем Рождество. Без детей это был бы, действительно, не тот праздник. Потому что по-настоящему праздновать умеют только дети. Для них все это самое настоящее, безусловное. И мы сможем приобщиться празднику только тогда, когда станем как эти самые дети. Ведь именно им надо уподобиться, чтобы войти в Царство Небесное. А оно неспроста сравнивается с пиром, праздником. А как еще уподобиться детям, если не быть с ними рядом, если не для них устраивать праздник, если не проживать вместе с ними каждое мгновенье?..
 WeihnachtsmC3A4rchen-mit-der-Familie-2PJqgK

Напутствие в Рождественский пост

12

Рождественский пост
Есть некая тайна в том, что в дни великих праздников мы каким-то особенным образом чувствуем близость Того, Кто обещал быть с нами во все дни до конца этого мира…

12

Сегодня мы вступили в пост, который должен нас приготовить к праздникам Рождества Христова и Богоявления.

Рождество Христово называют второй Пасхой, праздничные дни от Рождества до Крещения – святыми днями, Cвятками.

В эти дни мы будем не только вспоминать очень важные события земной жизни Спасителя, но сможем на Рождество приобщиться к тайне соединения двух природ во Христе, а на Крещение — к тайне единства Лиц Святой Троицы. Эти тайны, непостижимые для ума, согревают сердце, освящают душу, открывают нам смысл нашего бытия.

Мы готовимся к праздничным дням с помощью поста. Мы постимся в пище, но есть и другое необходимое воздержание: воздержание ума от излишней и вредной, травмирующей душу информации, воздержание глаз. Нужно ограничить или совсем отказаться от просмотра телепередач, фильмов, видеороликов.

Хорошо бы в пост научиться поменьше смотреть по сторонам. Живущих в мегаполисе окружает не сотворенная Богом красота природы, а мир, созданный людьми, далекими от Бога. В толпе, в метро надо сохранять ум собранным внутри. Следить, чтобы сердце было обращено к Богу.

Есть много мудрых, талантливых людей, которые были незрячими. Зрелища – потребность невежественной толпы. Для развития человека слух важнее зрения. Надо научиться слышать. Тем более что на рождественской службе главными будут звучащие слова. Слова в первую очередь являют в храме невидимую духовную реальность.

Конечно, нужно и воздержание слуха — от слишком громкой современной музыки и пустых слов.

Как нельзя нам в пост совсем ничего не есть, так нельзя и ум оставить без пищи. Чем его питать во время поста?

Наше время удивительно по количеству и доступности здоровой и полезной пищи для ума. Никогда еще не было доступно человеку столько объяснений и толкований Библии, столько творений святых отцов, столько разных редакций житий святых! Можно выбрать интересное чтение и для новоначальных, и для ищущих познания высоких богословских истин.

Можно в пост заучить наизусть праздничные тропари и кондаки, можно выучить и читать про себя по дороге на работу или учебу слова утренних молитв, каноны Божией Матери, Спасителю, слова акафистов. Вникать в смысл песнопений грядущих праздников. Их слова настолько глубоки и мудры, что услышав их впервые на праздничной всенощной, не сможешь сразу понять и оценить их красоту и величие.

В рождественский пост, я думаю, можно читать не только Евангелие, Псалтирь и святых отцов, но и художественную литературу. Теперь есть возможность не только просматривать книги, но и слушать. Когда книгу читает какой-нибудь хороший чтец, слова лучше доходят до сердца. Я недавно слушал, как Смоктуновский читает «Капитанскую дочку». Красота и мудрость этого гениального творения Пушкина открылась мне гораздо в большей степени, чем когда я читал книгу глазами. Я слишком привык быстро читать, проглатывая, не разжевывая слова, не замечая всей красоты дивной пушкинской прозы. Пробовали ли вы послушать Гоголя? «Мертвые души», «Ревизор», «Шинель»? «Записки охотника» Тургенева? «Белую гвардию» Булгакова? Я как-то услышал по радио «Звезда» чтение «В окопах Сталинграда» и заслушался. (Правда, я не рекомендовал бы слушать любые другие книги этого автора).

Конечно, совершенно не обязательно следовать последним моим рекомендациям, кто-то и в рождественский пост, как и в Великий, будет читать только духовную литературу. Но всем, я думаю, было бы полезно отказаться от чтения пустого и ненужного.

Желаю всем, вставшим на путь поста, совершить его в радости!

С любовью о Христе, епископ Пантелеимон

Сергий Радонежский – почему он?

image

8 октября — день памяти святого Сергия Радонежского

Что же такого сделал этот святой, если он уже при жизни был почитаем, а позднейшие поколения присвоили ему высокое звание «игумена всея Руси»? Отличен ли монашеский путь Сергия от подвига ранних иноков, и если да, то в чем именно его уникальность? И, наконец, какое влияние оказал преподобный угодник Божий на культуру Северо-востока Руси?

image

Святой жил в XIV веке – в годы монголо-татарского ига. Русские земли по-разному пережили набег ордынцев. И если Европейская часть, более известная сегодня как Украина и Беларусь, уже к середине столетия практически избавилась от политического диктата со стороны оккупантов, то Восток еще не один десяток лет ощущал на себе всю мощь поработителей. А это очень многое значило. На Западе Руси с середины столетия татары практически не вмешивались в политику князей, ограничиваясь лишь поборами и грабежом. А вот Восток вплоть до конца XV века вынужден был считаться с мнением ханов, и даже Великие князья Московские проходили унизительную процедуру признания легитимности своей власти захватчиками.

Все это не могло не сказаться на духовном состоянии как народа, так и правящей элиты. Например, русский святитель Кирилл, ставший митрополитом почти сразу после нашествия Батыя и всю жизнь старавшийся наладить церковную жизнь, в своих записках описывал больше не нищету и разорение, а глубокое нравственное одичание людей. Состояние было даже хуже, чем до крещения Руси – настолько сильно разрушило иго духовный фундамент общества.

Кроме того, на выжженной и опустошенной территории почти не осталось монахов. Те же, немногие, кто смог спастись, уходили в глухие леса. Приток свежих сил в иноческие ряды был очень слабым – народ настолько очерствел душой за годы оккупации, что заботы о Вечности в то время мало кого интересовали. Каждый стремился просто выжить, даже не задумываясь о чем-то более возвышенном. Если же и находились люди, желающие стать на путь монашеского подвига, то они проходили его самостоятельно, вне монастырей, кто как мог. Ведь старцы, которые могли бы передать свой опыт, погибли, а книги, излагающие правила монашеского жития, безвозвратно сгорели в огне пожарищ.

Для полноты картины важно не забывать и тот факт, что чем дальше на восток и север от Киева находились земли, тем дольше длилась их христианизация. На этом фоне преподобному Сергию предстояло в буквальном смысле совершить духовную революцию в глуши отдаленных русских земель, превратив их во второй очаг православной веры. С именем этого человека связан блистательный и неповторимый в отечественной истории расцвет иноческого жития на Востоке Руси.

Первое, что сделал преподобный Сергий, – изменил отношение к монашескому подвигу. В сознании большинства мирян того времени постриг был спасителен сам по себе и приравнивался к Крещению – человек принимал постриг, и уже считался стопроцентно спасенным, свободным от прежних грехов. Именно поэтому среди князей и бояр долгое время бытовал обычай предсмертного принятия иночества. Святой Сергий восстанавливает лучшие монашеские традиции Киевской Руси и всей своей жизнью утверждает истинное понимание монашества. Для всех преподобных отцов, как до Сергия, так и после него, принятие пострига – это не «второе Крещение», не «билет в Рай» и не гарантия спасения – это лишь его возможность через крест непрестанного очищения от грехов; крест послушания до полного самоотречения. И только от самого монаха зависит, использует ли он эту возможность или нет.

Эпоха преподобного Сергия дала Церкви огромное количество святых. Непосредственными учениками великого старца было более двадцати монахов, которые основали в целом около 40 монастырей! Из этих обителей, в свою очередь, выходили новые подвижники, которые дали России еще приблизительно полсотни иноческих общин. В итоге за XIV – XVI века весь Север Руси покрылся густой сетью малых и больших обителей. Например, один только Авраамий Галицкий, бывший в числе первых духовных чад игумена Радонежского, основал четыре обители. Без преувеличения, Сергий является «игуменом всея Руси», вдохновителем и во многом – создателем северного иночества.

2766-700x574

Основание монастырей в описываемую эпоху происходило по такой схеме: подвижник, чающий молитвенного уединения, уходил в лес. Через некоторое время около него собирались другие иноки, и на месте кельи отшельника вырастал монастырь. А старец, тяготясь своей славой, снова уходил в пустынные места, и все повторялось сначала. Была и другая схема, когда инок какого-нибудь монастыря, стяжав благодатные дары Святого Духа, покидал свою родную обитель и основывал другую, уже в ином месте. Князья и богачи тоже строили монастыри, но иноческую жизнь в этих обителях все равно налаживали иноки, прошедшие трудную школу пустынножительства.

XIV столетие считается началом «Золотого века» русского монашества. В течение двух веков – XIV и XV – прославились Дмитрий Прилуцкий, Кирилл Челмогорский, Стефан Махрищский, Александр Куштский, Стефан Пермский, Пахомий Нерехтский, Дионисий Суздальский, Сергий Нуромский, Кирилл Белозерский, Савватий Соловецкий, Андрей Рублев. Это список неполный, его можно продолжать, не говоря уже о подвижниках, имен которых мы не знаем, и которые по своему смирению остались неизвестными. Многих святых связывают узы личной дружбы, которую они пронесли через всю свою жизнь.

Эти преподобные отцы служили не только Богу, но и людям. И если мы внимательно будем читать их жития, то заметим, что чудеса, творимые святыми подвижниками, были направлены, прежде всего, на помощь ближнему. Русский инок во все времена оставался верным сыном своего Отечества, и, несмотря на то, что он отрекается от мирской суеты, сам мир, его проблемы и беды, не становятся иноку чуждыми. Возносясь душой к Богу, монах продолжает болеть за свой народ и молится за него.

В XVI веке, когда наша земля стала оправляться от ужасов татарщины, когда Московское государство окрепло и у людей появилось ощущение стабильности и уверенности в завтрашнем дне, монашество стало клониться к закату. С приходом в страну благополучия и процветания все меньше людей хотело отрекаться от комфорта и достатка, уходить подальше от мира и искать спасение в обители. Подвиг, конечно, продолжал совершаться, многие иноки достигли святости, но в общем потоке монашеского движения уже не было той живой движущей силы, той массовости, которая была присуща иночеству эпохи святого Сергия и его учеников.

Но, несмотря на все дальнейшие перипетии, которые ожидали Церковь и Россию в последующих веках, фигура Радонежского игумена оставалась путеводной звездой для тех сотен тысяч людей, которые в разное время захотели посвятить себя Богу. И в годы Смуты, и в лихолетье раскола, и в бурю Петровских реформ, и в пышный век дворцовых переворотов, и в «просвещенное» XIX столетие, и в годы большевизма игумен Сергий оставался тем самым идеалом, который вдохновлял на подвиг. И даже в периоды наибольшего отпадения России от Бога этот святой служил напоминанием того, до каких высот может взлететь христианская душа в своем подвиге. Без преувеличения, все, что мы имеем лучшего в культуре и духовности России, – и «Троица» Андрея Рублева, и белокаменные соборы, и огромное литературное наследие, – все это является преломлением и переосмыслением того благодатного опыта, который приобрел, накопил и преумножил великий Радонежский инок.

Сложная заповедь любви

scale_1200 (1)

IMG_20191005_173851

Иисус Христос на вопрос законника, о наибольшей заповеди в законе (Мы. 22:34-40) отвечает: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем и всей душой твоею, всем разумением твоим. Возлюби ближнего твоего, как себя самого». В этом ответе Господь дословно цитирует слова Бога из ветхозаветных книг Второзаконие и Левит (см.: Втор 6: 5; Лев 19: 18). Эти заповеди уже были даны человечеству за сотни лет до пришествия в мир Мессии. И Господь не говорит в них ничего нового, да и не стал бы делать этого в ответ на вопрос законника, который, как отмечает евангелист, «искушал» Христа, то есть, проверял Его знания. С точки зрения законника, Господь Иисус Христос, который не учился нигде закону специально, не мог знать правильного ответа на этот вопрос.

Да, действительно, Господь приходит не для того, чтобы нарушить закон, но для того, чтобы его исполнить. Он говорит во многом о том же, о чем вещали пророки, святые и толкователи древности народу избранному. Но почему Его слова звучат как совершенно иные и становятся глотком свежего воздуха как для Его современников, так и до сего дня – для всех нас, живущих спустя две тысячи лет?

Ответ на этот вопрос также есть в Евангелии. «Никогда человек не говорил так, как Этот Человек» (Ин 7: 16) – так свидетельствовали о Нем люди. И люди, окружавшие Его во время проповеди, и многие поколения после, и мы с вами, и те, кто придут после – чувствовали и чувствуют, что Он – не просто толкователь писаний и знаток буквы закона. Он не философ, основавший новую школу. Он – не просто богослов, который толкует по доверенности от Бога. Он Тот, Кто является источником Закона. Он – непостижимый и запредельный Бог. Тот Самый, Который говорил в пламени куста и во мраке на горе. Тот, на Чье Лицо человеку невозможно даже поднять взор. Все эти слова уже говорились и до Него. Но разница в том, что теперь их говорит Он Сам.

Тот Бог, Который, став человеком, всецело и до конца разделив нашу повседневность, неустроенность, быт и бытие, дойдя до смерти, явил Свою Любовь. И именно эту Свою Любовь, доказанную самым решительным образом, Он дал нам как новую заповедь. И, нужно признать, эта заповедь очень трудна. Ведь любить – это не просто испытывать чувства или воздыхать. Не просто хорошо ко всем относиться и пытаться не реагировать раздражением на чужую нетактичность и неуместность. По-доброму относиться к другим, не ругаться в ответ на раздражение – это только хорошее воспитание, но не любовь. Хотя и хорошее воспитание – уже много. Признаемся себе, что и его нам часто не достаёт.

Но Евангелие говорит о другом. Любить ближнего – значит в каждом встречном пытаться увидеть не просто человека, а великого человека. Значит и в себе, и в каждом видеть задаток божественного достоинства, которое необходимо взращивать до богоподобия. Любить ближнего – значит быть способным служить ему. Любому ближнему, не взирая ни на ветхость одежд, ни на положение в обществе, ни на порой раздражающие черты характера. Потому что служа человеку – мы служим Богу. Учась любить другого – учимся любить бесконечно Другого, Творца мира. Видя в других людях образ Божественного Отца – мы узнаем Бога. И чем больше узнаем Его, тем более становимся способными Его любить так, как Он нас.

Научиться любить сложно. Тем более сложно сделать это самостоятельно. Ведь только от Источника Любви может взять свое начало и всякая наша немощная любовь. Помолимся о такой любви вместе с архимандритом Софронием (Сахаровым), его словами, обращёнными к Источнику Любви: «Ты оставил меня; Ты судишься со мною, и я всегда не прав, потому что не храню заповедей Твоих. Но Ты же Сам сказал, что заповедь, которую Ты дал нам, исходит от Отца и что она, заповедь, есть жизнь вечная, которая у Отца. Если Ты или Отец не вселитесь в меня, чтобы сообщить мне сию вечную жизнь, то я погибну. Молю Тебя, не судись со мною, но приди и Сам Ты твори все, что заповедал нам». Аминь!

Архиепископ Верейский Амвросий (Ермаков)

БУДЬТЕ ВСЕГДА РАДОСТНЫ! Старец Николай Гурьянов в воспоминаниях современников

211541.p

24 августа мы чтим память великого старца – протоиерея Николая Гурьянова (1909–2002). Более 40 лет старец служил в храме святителя Николая Чудотворца на острове Талабск (Залит) Псковской епархии. Будучи сам великим старцем, архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорил о протоиерее Николае Гурьянове, что он является «единственным по-настоящему прозорливым старцем на территории бывшего СССР».

Читать далее

Преображение Господне

IMG-20190819-WA0008

Дорогие братья и сестры, поздравляем вас с праздником Света, в котором мы увидели ту славу, какую имеет Христос изначально от своего Отца!

IMG-20190819-WA0008

Как мы говорим в Символе Веры, Христос есть Свет от Света, Бог истинный от Бога истинного. И вот сегодня, в день Преображения, Христос открыл сокрытую в Его теле молнию, Он явил ту славу, которую получат праведники после конца мира. И Он прославил, преобразил, изменил способ существования нашей человеческой природы. Во Христе, как в закваске, в начатке, находится залог к нашему преображению и просвещению.

Есть два вида просвещения. Человек много знает, получил светское образование, умеет красиво себя поставить, такого человека в светском мире называют просвещенным. Но при этом этот светский человек может быть крайним мерзавцем. Например, Геббельс, который великолепно играл на скрипке, был средним художником, но все это не приблизило его к Богу. Возникает вопрос, каким светом человек просвещен? И какой свет в таком человеке находится?

Как сказал Господь: «Свет, который в тебе, не есть ли тьма?» (Лк. 11:35).

Светское просвещение по плодам познается как дело тьмы. Это свет гнилушки, фальшивый свет человеческого ума, оторванного от Бога, который светится, как свет Люцифера, ибо как сказано в Библии: «Сам сатана принимает вид Ангела света» (2 Кор. 11:14).

Мы все знаем, что НЛО (неопознанный летающий объект), бесы, злые духи, когда являются, светятся неким светом, притворяясь добрыми. Святой Исаак Сирин говорил, что это свет будущего адского огня. За светским просвещением стоит на самом деле адское пламя. Человек гонится, как за светлячком, как за болотным огонечком, за этим фальшивым светом, который заводит его в страшные беды. Известно, что очень многие люди, которые высоко ценят свое образование, светские знания, становятся далеко от Бога, им очень трудно обратится к Господу. Не потому, что знания сами по себе мешают, а потому, что человек, придающий чрезмерное значение этим знаниям, удаляется от истинного знания – знания Бога.

А сегодня нам является истинный Свет, свет жизни, свет Бога, который просвещает человека: «Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин. 1:9).

Этот свет не чужд никому. В тот самый момент, когда нас Бог творил в утробе матери, когда создавал нам душу в момент зачатия, к нам прикоснулся луч истинного Света Христа Спасителя. Истинный Свет прикоснулся к новотворимой душе человека, и потому в человеке есть тяга к свету физическому, существует тяга к свету ума (к знаниям), но главная тяга — к свету смысла, к свету понимания, зачем нужно жить на этом свете. Все эти виды света, которые были перечислены, являются лишь отражением, отблесками истинного Света – Света Бога. Этот Свет, действительно, проявляет себя, как некое Божественное сияние, благоухание, теплота, и этот Свет проявляет себя как удивительная радость. Это самое действие, которое называется Фаворским Светом или Славой Божией. Это сияние славы, которое окружает Святую Троицу изначально, и которое от Отца через Сына в Святом Духе подается людям.

Этот Свет является тот самой целью, к которой мы призваны с утробы матери и которой мы становимся причастными с момента крещения. В крещении человек обретает доступ к этому Свету, оно является дверью к Нему, и именно в крещении человек удовлетворяет свою тягу к этому Свету, которая заложена в нем еще в момент Творения (когда этот Свет впервые коснулся новосозданой души через Бога). У человека после крещения появляется реальная возможность прийти к этому Свету, поэтому крещение называется просвещеньем, то есть пронизыванием Божественным Светом. Эта сила и слава Бога постепенно начинает усваиваться нами в той или иной мере. Этот свет во всей полноте открывается только для святых. Даже апостолам этот свет был дан настолько, насколько они могли его понести. Во всей полноте свет Бога может выдержать только Бог. Постепенно в крещенном человеке, который живет церковной жизнь, этот свет начинает усиливаться. Как говорит царь Соломон: «Пути праведников светлеют все больше и больше, пока не наступит утро».

Также и наши пути должны быть путями праведников, и наш путь должен постепенно светлеть. Как это происходит? Сначала человек, блуждающий во мраке, начинает понимать, где выход, он понимает, что ему нужно идти к Богу. Это первый отблеск света, который падает на человека, часто еще не крещенного, или крещенного, но не воцерковленного. Далее человек начинает постепенно воцерковляться, постепенно раскаиваться в своих грехах, и Свет начинает усиливаться, потому что человек уже знает не куда ему идти, а зачем, и чувствует легкость от приближения Света. В начале воцерковления человек зачастую приходит в ужас от всего ужасного, что творится в его душе, это потому что луч света упал на его душу. Свет Бога, падая в наши души, начинает высвечивать зло, которое в них находится, человек ужасается тому, что видит в своей душе, и начинает стремится к Богу, чтобы вычистить всю грязь. И свет начинает действовать в человеке все сильнее, очищая его.

В крещении, в покаянии, в первой исповеди или причастии свет начинает действовать сильнее. Затем свет дает человеку почувствовать радость, благодать, когда человеку очень легко делать добрые дела. Это состояние называется призывающей благодатью. Далее свет начинает действовать новым способом, он становится сильнее, но Господь скрывает от нас его силу. И человеку кажется, что Бог отступил, хотя свет усилился – и это парадокс. Дело в том, что Господь подсвечивает те силы, которые Он вложил в человека. Сначала Он показал ему Себя самого, хотя бы немножко, показал, что Он прощающий, а потом Бог показывает, что Он заложил в человека при творении и при крещении. И затем Бог говорит человеку: теперь тебе нужно делать как бы без Меня (а на самом деле, со Мной), своими силами. Человеку кажется, что Бог отступил, но на самом деле свет усилился. Бог начинает потихоньку ставить человека на ноги. Господь постепенно приучает человека к тому, чтобы он начал ходить стопами Божьими.

Далее, когда человек понимает, что все данные силы нужно использовать с Богом и по-Божьи, тогда человек уже больше опирается на Бога и не планирует уже ничего, он постепенно ощущает руку Божию в своей собственной жизни, начинает ясно видеть тот путь, который перед ним лежит. Человек начинает понимать, куда его ведет Бог, правда, еще приблизительно. И чем дальше человек двигается, тем менее он полагается на себя. И дальше Господь усиливает Божественное сияние в человеке, который, вникающий в слово Божие, начинает видеть, насколько Слово Божие связано с реальным миром, насколько оно является законом, формирующим реальный мир, фактически Оно и является единственным законом природы. Такой человек начинает понимать, зачем даны заповеди, зачем дана Церковь, обряды в Ней. Свет усиливается, и человек постепенно начинает больше видеть.

Если человек борется со своими страстями, то он начинает видеть глубинные корни этих страстей. Сначала, исповедав тяжелые грехи, человеку начинает казаться, что больше грехов в нем нет, но усилившейся свет показывает в его душе и более мелкие грехи. И человек уже по-настоящему начинает вычищать эту глубинную грязь. Был такой священник отец Сергий, который жил на Кавказе в начале XX века. Он рассказывал, что в начале жизни в монастыре у него молитва шла, а потом перестала. Он не мог понять причину, а потом увидел, что в нем растет огромное черное дерево – это было дерево страстей, живущих в нем. И вся его прежняя борьба свелась лишь к тому, что он обломал только кончики веток на этом дереве. Он стал усиленно молить Бога о помиловании, и однажды он увидел, что дерево вспыхнуло и сгорело. Он обрадовался, но, присмотревшись к себе, к глубине души, обнаружил, что все корни страстей остались. Он стал еще усиленней молиться, и Господь выжег и эти корни, но только после долгих лет борьбы. Вот таков принцип действия света, он постепенно просвещает, высвечивает человека. И человек видит не только внутри себя, но и начинает понимать все вокруг.

Внешнее понимание мира происходит тогда, когда человек меньше видит зла в людях, прекращает всех осуждать, так как направляет все свои сила на очистку своей грязи, и начинает видеть доброе в людях. Из догматического учения Церкви мы знаем, что зло не обладает сущностью. Сущность есть только у Бога и добра, а зло — искажение, болячка, которая не обладает собственной сущностью. И поэтому человек в других людях видит только добро – что реально существует, а зло он уже не видит, точнее, видит его как болезнь. Он видит пути промысла Божьего, начинает понимать, каким образом движется мир, как Господь управляет землей.

Далее человек должен увидеть Бога, как Моисей увидел Бога на горе Синай. Святые отцы Исаак Сирин, Силуан Афонский говорят, что это состояние души человека, который достиг просветления. Душа такого человека полностью становится как Небеса, она подобна сапфиру, сияющая Божественным светом. У такого человека начинает светится душа и тело, которое становится нетленным, так как прикасается к нетленному Богу. Мы таких святых знаем множество, они после смерти остались нетленными и источают немысленную славу и силу. В течение восьми веков от мощей святого Димитрия Солунского истекало столько мира, что наполнялись пятисотлитровые бассейны. Это миро было чудотворным, исцеляющим болезни. Человек в таком состоянии начинает светится, как светился Моисей, Сергий Радонежский, Серафим Саровский и многие святые. Но это состояние просвещения, о котором мы сейчас говорим, это тоже только отблеск. Во всей полноте этот свет явит себя тогда, когда тела наши выйдут из могил. Когда мы воскреснем в телах, тогда этот божественный свет будет в воскресших телах во всей полноте. И недаром на всех иконах изображается сияние вокруг головы святых.

Это изображение той славы, которая обещана праведникам: «Тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их» (Мф. 13:43).

Недаром Христос сказал за шесть дней до Преображения: «Есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем» (Мф. 16:28).

Это и сбылось. На горе Фавор апостолы увидели, каковы будут тела людей, когда они войдут в Царствие Божие. Они будут сияющими, полыхающими Божественным огнем. Свет не только светит, но он еще и греет, кормит, поит, благоухает. Свет станет одеждой для святых и будет в вечности украшать праведников. Это путь просвещения, который предложил нам Господь через Преображение. Давайте помолимся Господу, чтобы Господь Всемогущий дал нам истинное просвещение. Истинное просвещение разума через знание Бога, истинное просвещение воли, чтобы наша воля стала Божьей волей, истинное просвещение чувств, чтобы в нас была любовь вместо ненависти, истинное просвещение наших тел, чтобы в день воскресения и наши тела светились Светом Бога. Пусть Господь даст нам все это, и милость Божья пускай пребывает с нами.

Храни вас Господь!

Священник Даниил Сысоев

Молитва делает нас реальнее и жизненнее

4775432_large

Молитва делает нас реальнее и жизненнее, благодаря тому что в молитве мы соприкасаемся с Богом — поистине Реальным и Живым Существом. Но, вместе с тем, хочется поразмышлять также и об окружающей нас действительности, о том, как преображается наша видимая реальность в молитвенном опыте.

4775432_large

В молитве мы не ищем воображаемого. Не представляем себе некоего бога, который смотрит на нас, входит в нашу комнату, собеседует нам. В молитве мы находимся в общении с Богом здесь и сейчас. Не с тем существом, которое мы хотели бы представлять, но с Самим Богом. Находясь в комнате, в храме, в лесу, среди деревьев и молясь, я обращаюсь к Источнику меня самого, к Источнику моих мыслей, к Источнику самого бытия и к Творцу окружающего меня мира — этих стен, деревьев, — Творцу света и цвета, которые окружают меня.
Всё, что окружает нас, конечно, реально. Реально в той мере, которой наделил Бог. Всё это создано для чего-то. Всё реально не настолько, насколько реален Творец, но всё же — достаточно для того, чтобы в нем действовал я, каждый из нас. Достаточно для того, чтобы через окружающую действительность мы могли приходить ко спасению. Вещи, которые нас окружают, наделены такой реальностью, которую мы можем использовать во благо или во зло. Так, например, на Древе был распят Спаситель. Смотря на Распятие мы видим, как пересекаются в одной точке физическое — сотворенное, человеческое — рожденное и Божественное — безначальное и бесконечное. Таким образом, и материя принимает непосредственное участие в деле нашего спасения.

DHXsh0e3O2Q

Другое дело, что иногда окружающая действительность может казаться излишне реальной. Когда вместо ее инструментального характера человек начинает видеть в ней источник и суть всего. Когда кроме материального невозможно рассмотреть больше ничего. Такое случается порой с каждым, ведь материальное — наиболее очевидно.
Так вот, в молитве как раз и происходит разграничение всего реально существующего по интенсивности присутствия в жизни. Да, меня вдохновляют эти своды храма и пение. Они помогают сосредоточиться, они настраивают и помогают не отвлекаться. Но мое обращение — к Тому, Кто всё это создал. Вот, приношение рук наших, Евхаристия. Сотворенный Богом колос человеческими руками переламывается и выпекается. Также и вино — выросший из земли виноград нашими руками превращается в вино. И Бог освящает то и другое, свободно входя в созданное Им, делая их Своими Телом и Кровью.

_RYVXCTIDKU

В молитве мы наделяем окружающую нас реальность смыслом. До того, как мы принесли за нее благодарность Творцу, она просто некая декорация. После того, как мы переосмыслили ее в собственном молитвенном опыте, она — творение Рук Божиих, святыня и инструмент спасения. Через молитву мир становится реальнее, поскольку обретает смысл. Потому что в молитве каждый из нас понимает, что настоящая реальность — только Бог, подлинный смысл — только Его. А все остальное реально в той мере, в какой Он определил быть, и обладает смыслом настолько, насколько связано с Ним. И если во время молитвы приходит осознание всех этих вещей — это уже благодатный результат возвышающего общения с Богом.

Архиепископ Амвросий (Ермаков), ректор МДА

Рецепт НЕсчастья: сравнивай, завидуй, злись

Зависть. Одна из самых культивируемых страстей современности. Порок, который сегодня насаждается системно и с какой-то особенной назойливостью.

Сравни – говорят нам со всех сторон. Сравни свою жизнь и вот его, который на «Лексусе» мимо проехал. Сравни дороги наши и европейские, зарплаты наши и американские. Сравни, как одет ты и какой-нибудь щегол на обложке глянцевого журнала, как обставлена квартира у тебя и у героев популярного телесериала. Сравнивай! – и злись. А мы уж решим, куда твою злобу направить.

envious-man

Как только кто-нибудь клюет на эту дьявольскую приманку, принимает в себя убийственный яд зависти, который сразу начинает свое разлагающее действие. Став на искусительный путь сравнения, нормальный трудящийся человек через короткое время звереет. Ему кажется, что он обманут, что это не жизнь, а унижение, что его «кинули». В таком ослеплении он поддается самой примитивной манипуляции, и способен на любое преступление. Горячие призывы к сравнению, как правило, заканчиваются массовыми протестами и народными волнениями, которыми всегда кто-то управляет.

Почему путь сравнений ошибочен? Потому что он не предполагает различий. Но бытие иерархично, и в природе нет ничего одинакового. Зависть поначалу желает все уравнять (шариковское: взять, и все поделить!) Но, в конце концов, завистливый хочет вовсе не равенства, а верховенства. Он не ищет счастья себе, но несчастья другому. «Есть у него – хочу, чтоб было и у меня. А раз плохо мне, пусть будет плохо и ему». Вот она, жлобская песня всех революционеров и майданщиков.

Скажете, это не про вас? О, если бы. Почти у всех нас сознание уже изрядно переформатировано. Мы уже не можем жить без того, чтобы не сравнивать себя хоть с кем-то и не злиться хотя бы по привычке. В нас воспитали жлоба, которого трудно изгнать, потому что он стал частью нас. Прямо по словам мультяшного мистера Фримена: «Я – настоящий. А вы – лишь скороспелый плод чьей-то фантазии».

На дьявольскую удочку зависти попадаются и церковные христиане. Увы! Многим, православным по виду людям уже кажутся скучными слова апостола Павла: «Великое приобретение — быть благочестивым и довольным… Имея пропитание и одежду, будем довольны тем… Умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии (1Тим.6:6,8; Флп.4:12). Нет, теперь у нас другие нравственные ориентиры. «Ми цього варті!» — как говорят в небезызвестной стране. Даешь справедливость! Правда, все ее понимают полярно. Жлобский вариант справедливости – это когда у меня должно быть все, независимо от того, что я умею и кем я стал в жизни.

Некоторые считают, что зависть может стать движущим фактором развития человека, возбуждая здоровый дух соперничества. Чушь. Да, напряжешься и сделаешь круче, чем другой. Но внутренне обязательно замараешься, потому что делал не из любви, а из зависти. Измерение делам дают не внешние успехи, а сердечные намерения. Сделал по страсти – на выходе имеешь плод страсти.

Хочешь быть несчастным всегда? Возьми на вооружение установку: «Почему у меня не как у него?» Всегда найдется более успешный, или имеющий то, чего нет у тебя. И ты всю жизнь будешь тянуть ярмо зависти, и она сожрет тебя с потрохами. А еще, того и гляди, невидимая рука вложит в твою руку оружие, и невидимый командир направит добиваться справедливости через насилие. В считанные минуты можно превратиться из добропорядочного гражданина в государственного преступника. А также и в преступника против Бога, ибо институт власти установлен Владыкой неба и земли.

Но есть зависть более опасная, чем вопли внутреннего жлоба о неравномерном распределении денег, еды и имущества. Она может быть каинова, т.е. основываться не на материальной, а на духовной почве. Каин-то на брата руку поднял не потому, что тот бизнес отжал или любовницу отбил. Каин увидел, что Бог принял дар брата, а не его.

273331.p

Такая зависть страшнее, ибо она пытается научить Самого Бога, кого благословлять. Первый убийца желает вытеснить брата из совместного бытия, поставить Бога перед этим фактом, и принимать благословение Божие в одиночку. Брат становится досадным препятствием к благословенной жизни – значит, его надо убрать. В какой-то странный комок здесь сплетается ненависть к ближнему и желание Божьего благословения. Монашки, скачущие на русофобских майданах, священники, благословляющие вооруженных революционеров на братоубийство – это все сегодняшнее продолжение каиновой истории.

Приходит такая мысль: Богу страшно награждать человека, потому что получателю Его даров сразу кто-то позавидует! Христос ведь рассказывал притчу, где ниспосылатель благ вынужден был оправдываться: «разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив от того, что я добр?» (Мф.20,15) Точно так мы и живем, в мире благословленных и завидующих. Талантлив – получай завистников. Хорошо зарабатываешь — умножаешь число недоброжелателей. Умнее других — значит, собираешь вокруг себя врагов.

Помимо своего богоборческого направления духовная зависть связана с гордостью. Завистник уверен, что именно он достоин признания Божьего. Поэтому он строит всякие козни сопернику, пытаясь установить «справедливость». Гордость питается завистью, и зависть питается гордостью. Они всегда вместе, как дым и огонь.

С одной стороны, зависть тупа. Как говорил один батюшка: от того, что тебя мучает тоска по чужому «мерседесу», в твоем гараже не появится даже «тойота». Хоть зависть способна прятаться и шифроваться, сама по себе она примитивна. Гордость, например, куда более изощренное и тонкое чувство. Для успешной же борьбы с завистью достаточно бывает увидеть ее в себе и понять. Это уже половина победы. Вовремя замеченный враг потенциально побежден. Особенно такой глупый, как зависть.

С другой стороны, зависть заползает в человека настолько глубоко, что он может чувствовать к своему ближнему какую-то безотчетную ненависть, не умея ее объяснить. А ларчик будет открываться просто – завидуешь ты, брат. И твоя страсть создает в тебе твой личный ад, который будет обжигать тебя изнутри, периодически прорываясь наружу. И ты всю жизнь можешь быть уверен, что тебя обидели, обманули, «развели»… И это все они, они виноваты. Все вокруг виноваты в том, что мне плохо. Они создали мой ад, не я…

Чем более примитивен и неразвит человек, тем более он подвержен зависти — одной из самых культивируемых страстей современности; пороку, который сегодня насаждается системно и с какой-то особенной назойливостью. И еще не раз и не два будет использован проверенный метод манипуляции сознанием, который выражается одним словом: сравни. Сравнивай, завидуй и злись. Злись, завидуй, сравнивай. Наполняйся безотчетной ненавистью. А те, кто этим управляет, решат, куда твою ненависть направить…

Будем внимательны, чтоб не попасть на крючок. Будем благодарить Бога за все то, что Он так щедро даёт нам в жизни. И будем трудиться всеми своими силами, чтобы угождать Господу и радовать Его. Такие устремления Бог не оставит без внимания…

i-1710

Благослови, умудри и укрепи нас всех Господь!

Сергей Комаров

Проповедь св.прав.Алексия Мечева в неделю всех святых

10961-2_1

Воскресение после Троицына дня называется по-церковному Неделей Всех Святых, а называется оно так потому, что в это воскресение Святой Церковью постановлено праздновать память всех Святых.

10961-2_1

Каждый день посвящен Святой Церковью в память и честь какого-либо Угодника Божия, но нужно было назначить и один день для всех Угодников и как бы собрать их всех для чествования в один день, чтобы показать, что одною силою они все действовали; силою Того же Иисуса Христа, Спаса нашего все направлялось, хотя и разными путями, но к одной цели – Тому же Единому Господу. Это и не могло быть иначе, потому что все они взирали, т.е. приняли за образец Единого Подвигоположника – Того же Иисуса Христа, за то и увенчаны от Него одним венцом Славы, – каждый по достоинству, и составляют Едину Святую Церковь Небесную в горнем мире; Церковь эта, в свою очередь, составляет едино с Церковию земною, со всеми верующими на земле.

Дорогие, мы все созданы для жизни, всем дорога и мила жизнь. Но настоящая земная временная жизнь не успокаивает, не утоляет врожденного нашего стремления к вечной жизни. Здесь на всем только тень или отблеск истинной жизни: не успеешь осмотреться, не успеешь насладиться явлением ее, как уже блекнет она, слабеет и исчезает, остается одно воспоминание, одно сожаление о ней и новое желание ее.

Взгляните на окружающую вас природу: вот все теперь благоухает вокруг нас – теперь лето, все покрыто яркою зеленью, прекрасными цветами, все живет и возбуждает жизнь, но пройдет это драгоценное время года – и все исчезнет, скроется жизнь, чтобы опять воздыхать по ней. И родные, и друзья, и присные наши – все, пройдет время, – все перестанут жить.

Как же быть? Неужели мы можем только желать истинной жизни, но не достигать ее? Нет, жизнь земная, приготовительная жизнь, дана нам для жизни истинной, вечной: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, Единаго Истиннаго Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин.17:3). Вот где и в Ком жизнь: в Боге Отце и Сыне Его, нашем Спасителе – Его воля, Его святое учение, вера в Него и покорность Ему приготовят нас, и мы заслужим эту жизнь, наконец наследуем ее, эту жизнь, с Ангелами и всеми святыми. Здесь успокоится человек, утолится жажда жизни, столько тревожившая его.

Святое Евангелие говорит нам о том, что для того, чтобы наследовать жизнь вечную, необходимо быть вполне истинным христианином, вполне верным учеником Христа и исполнителем Его Святого Закона. Чтобы войти в Царство Небесной Славы, нужно быть христианином и по душе, и по жизни, свято соблюдать установления Святой Церкви и с усердием возращать в себе христианские добродетели.

Преп. Пафнутий, строгий подвижник благочестия, молил однажды Бога – открыть ему, кому из святых он подобен. И был к нему голос с Бога: «Ты подобен старшине ближайшего селения».

Преп. Пафнутий отправился в селение и нашел старшину, который радостно принял старца. «Расскажи мне свой образ жизни, ибо ты превзошел многих монахов, как открыл мне Бог», – сказал Преподобный старшине. Тот отвечал, что он человек грешный и недостоин даже имени монаха. Однако, на усиленную просьбу Пафнутия, старшина рассказал ему, что он женат и имеет трех сыновей, которые помогают ему в его делах. Странников и бедных принимает в свой дом и кормит; в несчастии печальных утешает, враждующих примиряет, во всем и всегда наблюдает справедливость, никого никогда не огорчает и не осуждает (Воскресное чтение).

Будем же, дорогие, и мы жить добродетельно и свято. Обратимся с теплыми мольбами ко всем Святым, благоугодившим Господу Богу и наследовавшим Царство Небесное, чтобы они помогли нам своим ходатайством пред Богом, и будем подражать их святой жизни. Многими и разными способами спасались они. Выберем образ святой жизни, какой нам лучше понравится, будем по нему вести себя, и Господь помилует нас, и спасемся и добро нам будет.

Вси святии, молите Бога о нас. Аминь.

1914 г., июня 1 дня

Праведный Алексий Мечёв