ХРАМ АЛЕКСИЯ МЕЧЁВА В ВЕШНЯКАХ

РПЦ, Московская городская епархия

о батюшке Алексие Мечёве

Паломничество на Бутовский полигон

Накануне Дня памяти Новомученников и исповедников Российских, 28 января 2017 года, группа паломников храма святого праведного Алексия Московского (Мечева) и жителей района Вешняки посетили Бутовский полигон – «Русскую Голгофу», по словам Святейшего Патриарха Кирилла.

Бутово_2017

В год 100-летия двух русских революций, произошедших в ХХ веке, нам нужно извлечь уроки из событий последнего столетия.

С первых дней своего бытия Церковь Христова стала Церковью мучеников. В ХХ веке своего апогея гонения на Церковь Христову достигли в России, где они продолжались 70 лет. По последним оценкам в этот период пострадало около 100 000 членов Церкви.

Архиерейский Собор 1992 года восстановил празднование Собора новомучеников и исповедников Российских XX века 25 января (ст. ст.) – 7 февраля (н. ст.), первоначально установленный Постановлением Всероссийского Поместного Собора 1917-1918 гг. Этот день — 25 января — был выбран как день убийства в Киеве в 1918 году митрополита Киевского Владимира (Богоявленского), ставшего первой жертвой кровавых гонений за веру в XX веке среди архипастырей.

1

Наиболее жестокими стали гонения, которые произошли в 1937-1938 гг., когда руководство Советского Союза провело так называемую операцию по борьбе с «врагами народа», вошедшую в историю как «Большой террор».

В феврале на пленуме партии большевиков было принято решение о проведении массовых репрессий, т.е. репрессии были начаты по решению Политбюро ВКП(б)

В июле 1937 г. наркомом внутренних дел Ежовым был издан оперативный приказ НКВД №00447 о проведении операции по репрессированию бывших кулаков, церковников, дворян и других «антисоветских элементов». Страшной особенностью этого приказа было то, что в нем была дана разнарядка по регионам, какое количество людей необходимо арестовать, и какое число из арестованных должно быть расстреляно. Но приветствовалась инициатива снизу по увеличению количества арестованных и расстрелянных.

Операция продолжалась с августа 1937 по октябрь 1938 г. В ходе ее было арестовано 1 500 000 человек, из них 700 000 расстреляно. Это больше в несколько раз, чем первоначальные разнарядки. Вынесение смертных приговоров производилось несудебными органами, тройкой или вообще «особым совещанием», состоящим из двух человек. Приговоры выносились заочно, без вызова обвиняемого, а также без участия защиты и обвинения, обжалованию приговоры не подлежали. Специально указывалось, что приговоры к расстрелу должны приводиться в исполнение «с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения».

«Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек» — пелось в песне 1937 г.

Закончились массовые репрессии также по решению Пленума партии.

В связи с тем, что предполагалось уничтожить большое число осужденных, были подготовлены специальные места для приведения в исполнение смертных приговоров и захоронений убиенных. В основном эти места создавались за приделами городов, и практически у каждого областного города такие места были созданы.

В Москве основным местом, где в 1937-38-х годах производились расстрелы, стал Бутовский полигон. Он расположен к югу от Москвы около Варшавского шоссе. В настоящее время граница города проходит прямо по границе бывшей спецзоны, но в 30-х гг. ХХ века граница Москвы находилась примерно в 10 км.

1

Новомученники Ухтомского благочиния

   В 1929 году в Московской области был образован Ухтомский район с центром в городе Люберцы. А раньше, до революции 1917 года, приблизительно на его территории существовала Выхинская волость Московской губернии. Район тогда был большой. В его состав входили поселки и деревни: Капотня, Чагино, Кузьминки, Вешняки, Новые Кузьминки, Вязовка, Владычино, Кусково, Кожухово, Косино, Выхино, Жулебино, Ухтомская.

В 1937 году были расстреляны: Иоанн Янушев (священник храма Успения Пресвятой Богородицы в поселке Вешняки) и Николай Скворцов (священник Храма иконы Божией Матери «Знамение» в Перово).

Священники Успенского храма в Косино Евгений Васильев скончался 24 ноября 1937 г. в исправительно-трудовом лагере в г. Хабаровске и диакон Иоанн скончался 18 августа 1939 г. также на Дальнем Востоке.

Николай Иванович Гусев – мирянин-мученик, живший недалеко от Косинского храма расстрелян 9 октября 1937 года и погребен на полигоне в Бутово под Москвой.

«Дело Воздвиженского и др. Москва. 1938 г.»

Большинство священников было расстреляно в начале 1938 г. Тогда Районное управление НКВД не особенно утруждало себя: 21 января 1938 г. были арестованы священники всех храмов, стоящих вдоль Московско-Казанской железной дороги; им вменялось в вину, что среди населения Ухтомского района они «проводили контрреволюционную агитацию, проповедовали среди населения веру в Бога, монархический строй, призывали оказывать противодействие политике партии и советской власти, создавая среди населения недовольство и проводя подготовку к приходу новой капиталистической власти», т.е. в преступлении, предусмотренном ст. 58 — 10 ч. 2 УК РСФСР.

Главарем «контрреволюционной группировки» был назначен священник Знаменского храма в Перово, благочинный Ухтомского благочиния Владимир Федорович Воздвиженский. На следствии виновным себя не признал. Осужден тройкой УНКВД по Московской области 15 марта 1938 года, приговорён к расстрелу. Расстрелян 22 марта 1938 г. на Бутовском полигоне, похоронен в безвестной общей могиле.

Вместе с протоиереем Владимиром Воздвиженским были арестованы, осуждены и расстрелены в один день Гливенко Дмитрий Павлович — настоятель Троицкого храма в селе Карачарове, Лебедев Сергей Павлович и Мешковский Алексей Дмитриевич — священники с. Наташино недалеко от г. Люберцы, Смирнов Алексей Сергеевич — храм Успения Пресвятой Богородицы в селе Косино, Цветков Сергей Никанорович и Иоанн Плеханов — священники Успенской церкви поселка Вешняки, Василий Коклин – священник Храма иконы Божией Матери «Знамение» в село Перово.

Еще необходимо сказать о свщмч. Петре (Звереве) Митрополите Воронежском, умершем от тифа на Соловках. Будущий священномученник Петр был сыном настоятеля Успенского храма в Вешняках и делал свои первые шаги в церкви, помогая отцу.

Расстрелы на Бутовском полигоне были и до 1937 года. Сколько всего было расстреляно человек на полигоне неизвестно, но с 8 августа 1937 года по октябрь 1938 года – 20 762 человека. Из них — около 1000 священников, более 330 человек прославлены в лике священномучеников и мученников. Земля Бутовского полигона освящена кровью новомученников ХХ века.

Сегодня в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской включены имена более 1760 пострадавших за православную веру. Но важно не столько вписать имена подвижников в святцы, сколько научиться чтить их память, изучать их наследие, воспитывать подрастающее поколение в уважении к их подвигу.

Юбилейный 1988 год – год празднования 1000-летия Крещения Руси — стал началом принципиального изменения отношения власти к Церкви и признания ею ошибочности политики, проводимой в отношении религии.

Для многих то, что произошло в этот год, осталось непонятным. После 70 лет гонений, физического уничтожения епископата, священников и мирян, пропаганды безбожия, атеистического воспитания в школах и вузах оказалось возможным религиозное возрождение народа, и стало очевидным, что религиозность никогда и не исчезала из жизни нашего народа. У многих это вызвало удивление, а православные восприняли этот как чудо Божие, как зримое исполнение обетования Спасителя о том, что Его Церковь даже «врата ада не одолеют» (Мф. 16:18).

1