ХРАМ АЛЕКСИЯ МЕЧЁВА В ВЕШНЯКАХ

РПЦ, Московская городская епархия

о батюшке Алексие Мечёве

О молитве «Господи, помилуй!»

Молитва «Господи Иисусе Христе, помилуй мя!» и более кратко: «Господи, помилуй!» от апостольских времен дарована христианам, и определено, чтобы они непрестанно возглашали ее, как и возглашают. Впрочем, делая так, весьма немногие ныне знают, что значит «Господи, помилуй», и потому взывают бесплодно; вопиют: «Господи, помилуй!» – а милости Господней не получают, потому что не ведают сами, чего ищут.
Поэтому надлежит нам знать, какая это милость Господа Иисуса. Какая? Всякая: все, что нам потребно в настоящем нашем падшем состоянии, в Его деснице есть. Ибо Он с тех пор, как воплотился и соделался человеком, как претерпел такие страсти и излиянием всесвятой Крови Своей искупил человека из рук диавола, – с этих пор стал Господом и Властителем человеческого естества особенным некоторым образом. И все наше стало таким образом в Его руках.
Господь и прежде воплощения искони был Господом всех тварей видимых и невидимых как Создатель их и Творец. По бытию это так и есть и будет, – но не по свободной деятельности разумных тварей. Бесы, а за ними и люди не восхотели сами от себя иметь Его Господом и Властителем своим и отторглись от Него, сущего Владыки всяческих. Ибо Всеблагой Бог, создав людей и Ангелов самовластными и одарив их разумом, не хочет нарушать сего их самовластия и господствовать над ними насильно, против их воли. Поэтому над теми из них, которые хотят быть под властью и управлением Божиим, Он господствует и защищает их, а тех, которые не хотят, Он оставляет творить волю свою как самовластных.
Посему и Адама, когда он, прельщенный богоотступником диаволом, сделался и сам отступником от Бога и не восхотел слушаться заповеди Его, Он оставил его произволению, не желая насилием господствовать над ним. Но завистливый диавол, прельстивший его вначале, не перестал и далее прельщать его, пока не сделал его по его неразумию подобным скотам несмысленным и он не стал жить подобно неразумным животным.
Тогда сжалился над ним Многомилостивый Бог и, преклонив небеса, сошел на землю и сделался человеком человека ради и, пречистой Кровью Своей искупив его, устроил для него спасительный путь жизни: во Святом Евангелии указал, как благоугождать Богу, Божественным крещением возродил и воссоздал его, в Пречистых Тайнах питание небесное учредил ему и, кратко сказать, с высочайшей премудростью нашел способ, как Ему быть нераздельно с человеком, а человеку – с Ним, чтобы диавол не имел более в нем места. Но и после сего Он все же никого не приневоливает, но оставляет всем на произвол – спасаться, как им предлагается, или гибнуть. Так это и идет: одни спасаются, а другие небрегут о спасении – из них иные совсем не веруют в Евангелие, а иные и веруют, но не живут по-евангельски.
Те христиане, которые теперь, после стольких даров благодатных, после стольких благодеяний Божиих, опять прельстились диаволом и по действию мира и плоти отдалились от Бога и подпали под иго рабства греху и диаволу, творя волю его, но не совсем еще сделались бесчувственными, чтоб не чувствовать зла, от которого пострадали, а понимают ошибку свою и сознают рабство, какому подпали, сил же на то, чтоб избавиться от него, в себе не видят, – те прибегают к Богу и вопиют: «Господи, помилуй!», чтоб сжалился над ними Многомилостивый Господь и помиловал их, чтоб принял их, как блудного сына, и опять даровал им Божественную благодать Свою и ею избавил их от рабства греху, удалил от них бесов и возвратил им свободу, да сим образом возмогут они прочее жить богоугодно и соблюдать заповеди Божии.
Итак, те христиане, которые с такой целью вопиют: «Господи, помилуй!», всеконечно сподобятся милости Божией и получат благодать, чтоб освободиться от рабства греху и спастись. Те же, которые совсем не имеют сказанных помышлений и не сознают бедственности своего положения и своего порабощения воле плоти и мирским обычаям, и даже времени не имеют подумать о своем рабстве, но без всякой такой цели, просто по одной привычке вопиют: «Господи, помилуй!», – эти как могут получить милость Божию, и особенно такую дивную и безмерную милость? Для таких лучше не получать ее, нежели, получив, опять потерять, потому что тут уже будет двойное прегрешение.
Поясняю теперь тебе то же примерами. Представь себе человека бедного и нищего, желающего получить милостыню от кого-либо из богатых. Что говорит он, придя к богатому? Ничего, кроме как: «Помилуй меня! Сжалься над моей бедностью и благоустрой мою жизнь!» Или долг кто имеет на себе и не имеет, чем уплатить его, но, желая избавиться от тяготы сей, приходит к решению упросить того, кому должен, простить ему долг. Приходит к нему и что говорит? То же – только: «Помилуй меня! Сжалься над моей бедностью и прости мне долг, каким я должен тебе!» Равным образом, когда кто провинится в чем-либо перед другим и желает получить от него прощение, что делает? Приходит к тому, против кого погрешил, и говорит: «Помилуй меня! Прости мне, в чем я погрешил перед тобой!» Все такие знают, о чем просят и для чего просят, и получают по прошению соответственно обстоятельствам и полученное обращают во благо себе.
Представь теперь грешника, который и беден духовно, и должен перед Богом, и оскорблял Его многократно. Если он вопиет будто к Богу: «Помилуй меня!» – а между тем не понимает, что такое говорит и для чего говорит, даже и того не знает, в чем та милость, которую желает он получить от Бога, и к чему она ему благопотребна, а просто по привычке взывает: «Господи, помилуй!» – как Бог подаст ему милость, когда тот не может даже узнать, что получил, потому внимания на то не обратит и злоупотребит тем или сгубит то и тем паче еще прежнего сделается грешником?
Милость Божия не другое что есть, как благодать Святого Духа, которую должны испрашивать у Бога мы, грешные, непрестанно вопия к Нему: «Помилуй меня! Яви милость Свою, Господи мой, ко мне, грешному, в жалком состоянии, в каком я нахожусь, и приими меня опять в благодать Твою! Дай мне духа силы, чтоб он укрепил меня в противостоянии искушениям диавола и худым навыкам моим греховным; дай мне дух совета, чтоб я уцеломудрился, пришел в чувство и исправился; дай мне дух страха, чтоб я боялся Тебя оскорблять и исполнял заповеди Твои; дай мне дух любви, чтоб я любил Тебя и не удалялся более от Тебя; дай мне дух мира, да соблюду мирной душу мою, соберу все помышления мои и пребуду безмолвен и немучим мыслями; дай мне дух чистоты, да хранит он меня чистым от всякого осквернения; дай мне дух кротости, да буду тихонравен в обращении с братиями моими христианами и воздержан от гнева; дай мне дух смирения, да не помышляю о себе высокое и да не буду горд!»
Кто знает и чувствует, сколь потребно все сказанное, и, прося того у Многомилостивого Бога, взывает: «Господи, помилуй!» – тот, наверное, получит то, о чем просит, и сподобится милости Божией и благодати Его. Но кто не знает ничего из того, что мы сказали, и только по привычке взывает: «Господи, помилуй!» – тому нет возможности получить когда-либо милость от Бога. Ибо и прежде он уже получил много милостей от Бога, но не познал того и не возблагодарил Бога, даровавшего ему их.
Получил он милость Божию, когда создан был и стал человеком; получил милость, когда воссоздан был в крещении и стал православным христианином; получил милость, когда избавился от стольких бед душевных и телесных, испытанных им в жизни; получал милость Божию всякий раз, когда сподоблялся причащаться Пречистых Таин; получал милость Божию всякий раз, когда согрешал перед Богом и огорчал Его грехами своими, но не был погублен и не наказан, как подобало; получал милость Божию, когда многообразно бывал облагодетельствован Богом, но или не сознавал того, или забывал. Такому христианину как еще получить милость от Бога, когда он не знает и не чувствует, что получил столько милостей от Него? И теперь если и взывает: «Господи, помилуй!» – то не знает, что говорит, и произносит слова сии без всякой мысли и цели, по одному лишь обычаю.

святитель Симеон Солунский